29 октября 2013 года исполнилось 95 лет со дня рождения комсомола! В 2015 году исполнилось 85 лет Петрозаводскому колледжу (техникуму) железнодорожного транспорта.
Какова связь между этими датами, или: 


                                                                 К О М С О М О Л   В   М О Е Й   С У Д Ь Б Е .


                                                                           Рассказывает Анатолий Александрович Иванов, выпускник ПТЖТ группы ПХ - 12 1968 года.

 

Родился 4 января 1949 года в д. Мысс под Псковом. Окончил Петрозаводский техникум железнодорожного транспорта в 1968 году, Ленинградский орденов Ленина и Октябрьской Революции институт инженеров железнодорожного транспорта им. академика В.Н.Образцова в 1979 году и Российскую Академию Государственной службы при Президенте РФ в 1995 году. Инженер - строитель железных дорог. Избирался секретарём комитета ВЛКСМ техникума в 1968 – 69 г.г. и после армии в 1972-74 г.г. Групкомсорг взвода в июне-ноябре 1969 г. и секретарь бюро ВЛКСМ батальона с декабря 1969 по июнь 1971 г. 30-го отдельного полка Ленинградской бригады, Киевского корпуса железнодорожных войск ВС Союза ССР. Комсорг Петрозаводского городского профессионально-технического училища №10 (железнодорожное) с октября 1971 по июль 1972 г. Секретарь комсомольской организации Путевой машинной станции №84 Петрозаводского отделения Октябрьской ордена Ленина железной дороги с 1974 по 1976 г.г. Секретарь партийной организации ПМС-84 с 1976 по 1980 г.г. Имеет Правительственные и отраслевые награды. Почётный железнодорожник. Награждён Почетными грамотами Карельского ОК и Петрозаводского ГК ВЛКСМ. Избирался делегатом областной и городской комсомольских конференций. Делегат комсомольских конференций воинских соединений (Ленинградской бригады и Киевского корпуса). Делегат городских и областных партийных конференций Тверской (Калининской) области. Делегат 28-го съезда КПСС в 1990 году, (последнего в истории СССР). Первый Секретарь Бологовского ГК КПСС 1990-1991 г.г. Член союза писателей России.
С 1974 по 1980 годы, монтёр пути, неосвобождённый бригадир, дорожный мастер, прораб ПМС-84 Петрозаводск. С 1980 по 1988 годы начальник ПМС-82 на ст.Бологое. С 1988 по 1990 годы начальник Бологовской дистанции пути. В дальнейшем начальник Московско-Рижской и Ряжской дистанций пути Московской железной дороги. Начальник отделов пути Московско-Ярославского и Московско-Курского отделений, Первый заместитель начальника службы пути Московской ордена Ленина железной дороги. Заместитель заведующего комплексного отделения пути Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожного транспорта (ВНИИЖТ). Главный специалист технологического отдела Департамента пути и сооружений ОАО «РЖД» РФ. После достижения пенсионного возраста, старший преподаватель Российской академии путей сообщений (РАПС), занимается преподавательской и научной деятельностью в области путевого хозяйства. Имеет публикации по теме о взаимодействии «колесо-рельс».
Активно участвует в общественно-политической жизни. Занимается военно-патриотическим воспитанием молодёжи. Автор очерков о героях-железнодорожниках, ветеранах труда и участниках ВОВ, о встречах с легендарным лётчиком А.П.Маресьевым. К 70-летию Победы Советского народа над фашистской Германией в 2014 и 2015 годах при участии А.А.Иванова вышли из печати две книги: «Воспоминания ветеранов Карельского и других фронтов» и «Потомкам в пример». Член правления Карельского, Псковского и Тверского землячеств в Москве. В 2012 - 2013 годах избирался Председателем правления Карельского землячества в Москве.
*****
О существовании Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи как я вспоминаю, не знал до самого времени вступления, или правильнее сказать, до приёма тебя в эту замечательную молодёжную организацию. Это произошло во второй половине учебного года, когда я учился в седьмом классе в маленьком посёлке Ямм Гдовского района Псковской области. Шли первые месяцы тысяча девятьсот шестьдесят третьего года. В январе того года мне исполнилось четырнадцать лет и в классе заговорили о вступлении в комсомол, в какую-то хорошую организацию. Употребляю слово «хорошую» для того, что бы подчеркнуть, что тогда в школе нас записывали, принимали, брали только в хорошие коллективные сообщества. Именно в седьмом классе я был записан в кружок судомоделирования. У меня долго хранился результат посещения кружка, деревянный макет линейного крейсера, который я делал своими руками. Жаль, кораблик не сохранился. Потом посещал фотокружок, секцию бокса (да, бокса) в которую был принят. Играл в школьном духовом оркестре на большой трубе, которая почтительно именовалась бас второй. Был записан в школьную библиотеку, благодаря которой «взахлёб» прочёл «Трёх мушкетёров» и Майн Рида с описанием захватывающих путешествий, жизни храбрых индейцев с их подвигами, от «Оцеолы, вождя семинолов» до «Всадника без головы».
Я был октябрёнком, потом пионером. В эти детские патриотические организации нас торжественно принимали. Право на приём мы заслуживали хорошей учёбой и примерным поведением. И вот нам сказали, что лучших учеников могут принять в комсомол, для этого надо не только хорошо учиться, но выполнять комсомольские поручения, а главное, впервые в жизни требовалось написать заявление с просьбой о приёме в комсомольскую организацию. Мы знали, что на собрании, комсомольцы, твои же товарищи будут задавать вопросы, обсуждать твою биографию, спросят как учишься, какие выполняешь поручения, кем мечтаешь стать в жизни. На вопросы требовалось отвечать честно, прямо «глядя товарищам в глаза». Приём был приурочен к дню пионерии 19 мая. До этого мы всей школой участвовали в поселковом митинге трудящихся 1 Мая, отметили День Победы на уроках, так как в то время Победу над Германией отмечали не менее торжественно, но буднично. Страна ещё поднималась из разрухи, и множество выходных взрослыми расценивалось как праздное безделье. Выходным днём 9-е мая стало в 1965 году, к 20-летию Победы. Одновременно одним Указом Президиума ВС СССР и 8-е марта объявили праздничным днём. Потом объявили выходными все субботы, страна переходила на пятидневную рабочую неделю. Люди с воодушевлением восприняли это известие, но как-то тревожно было на душе. Лично у меня. Кругом столько работы, а городские жители «баклуши по субботам бьют» не работают. Ведь в колхозах и совхозах даже мысли не допускали, чтобы на два дня коров оставить без дойки, огороды не поливать, поля не обрабатывать. Школы, институты и техникумы тоже работали.
Меня пригласили в классную комнату, которая служила и комитетом комсомола. За партами сидели мои сверстники, молоденькие учителя, и даже секретарь райкома, специально приехавший из города Гдова. Староста класса и отличница в учёбе, Люда Антонова успела вступить в комсомол в начале учебного года, в первый приём, к 7-му ноября, как раз к 46-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Но мне тогда было 13 лет и я формально не имел права быть принятым в члены ВЛКСМ. Я с трудом представлял политический смысл моего вступления в комсомол, но четко запомнил и сейчас не забыл, что совершаю важное событие в жизни. Меня принимают в товарищество, где нельзя лгать, где ты должен совершать только хорошие поступки, где будешь нести ответственность, если нарушишь обязательства, соблюдать которые ты товарищам дал слово.
*****
Прошли годы… Я закончил 8-й класс уже Псковской школы-интерната №1 и поступил в Петрозаводский техникум железнодорожного транспорта. Учился ровно, ни когда не получалось быть отличником, был «крепким середнячком» в чём не стыдно признаться. Более того, мне хотелось подтянуться к отличникам. Мне было не завидно, но обидно и не понятно самому, почему ребята с ходу понимают смысл дифференциальных уравнений, а я не могу сразу их понять? Ведь учительница у нас была одна из лучших педагогов, бескорыстная, без преувеличения, обожаемая учащимися, Полина Николаевна Орлова-Ефимова. Она не знала слова любимчик, не знала понятия плохой ученик. Полина, или как ещё «красивее» на мой взгляд, называли её, Апполинария Николаевна, ровно, с идеальной педагогической ответственностью относилась к ученикам. Она могла объяснять «не понимающему» студенту столько сколько потребуется для того что бы он понял изучаемый предмет. Но мне всегда хотелось знать большего. От нас требовали решения задач и уравнений, а я хотел и старался понять физический смысл уравнений. В этом была причина моего «заторможенного» понимания математики. Я получал тройки, иногда четвёрки, в том числе по другим предметам. Мне говорили учителя, что долго задумываюсь над ответом, хотя знаю предмет. Мне же хотелось понимать явления, рассуждать как протекают процессы.
Было трудно разобраться, в чём состоит отличие ямба от хорея и у меня ни когда не было пятёрок по литературе. А мне так хотелось понять эти различия, ведь это изучалось на уроках русского языка и литературы. И в отличие от других мнений я ни когда не ставил вопроса, зачем это нам преподают, если наша специальность строителей железных дорог, ни «каким боком» не будет связана с поэзией, сложением стихов, или написанием поэм. Я с удовольствием учил химию, но так и не запомнил в чём отличие валентности вещества от ковалентности? Но на уроке эстетики я получил пятерку, которой до сих пор «горжусь», по тому, как первый ответил на вопрос учителя. Представляете, в середине шестидесятых годов, в годы махрового «застоя» и «стагнации» общества, как о нашей стране стали говорить её хулители, диссиденты разных мастей, у нас в техникуме, как и по всей стране, ввели новый предмет эстетику. Это что бы железнодорожники, обязанные лишь ворочать шпалы и рельсы, дополнительно знали, как в сознании у человека зарождалось понимание искусства, в чём идеал красоты Нефертити, кто такие импрессионисты и один из ярких их представителей Ван Гог? Писали же (и пишут) те кто жил в это время на «островах Полинезии» (в лучшем случае на 5-й авеню Нью Йорка), что в Советском Союзе по Красной площади Москвы бродят медведи, а русский мужик в зипуне хлебает щи лаптями. Таким «радетелям Расеи» очень хотелось навязать остальному миру представления о жизни в СССР на уровне первобытных людей. Преподаватель нового предмета эстетики, Иосиф Михайлович Гин, отложив программу («прочтёте без моих лекций») рассказал легенду: тысячи лет древний человек ходил на охоту. Пуская стрелу для добычи зверя, он миллионы раз слышал как звенит тетива его лука. Тысячи лет он слышал шум деревьев, свист ветра, пение птиц, журчанье ручья. Но однажды выпустив стрелу, человек у своего уха, услышал не звон тугой тетивы, не шелест листьев, не раскаты грома на небесах…
Иосиф Михайлович интригующе устремил прищуренный взгляд к потолку, повернувшись боком к аудитории, чтобы зрительно мы «увидели» человека, тысячи раз пускавшего стрелы в небо для добычи пропитания. Иосиф Михайлович почти превратился в лучника, призывая учащихся ответить на вопрос:- Что же услышал древний человек, когда тетива его лука отправила стрелу в цель? Тридцать юношеских голов, тридцать пар глаз в гипнозе устремились к потолку что бы увидеть или услышать ответ. Немая сцена длилась не более трёх-пяти секунд. Моё сердце тревожно забилось в догадке. Я нашёл ответ? Неужели ни кому в классе не ясно? Преподнесено образно и доходчиво, понятно. Но ответить на вопрос учителя не мог ни кто. В классе ребята за рассказчиком погрузились в тысячелетнюю тишину, забыв про ответы.
Поднимаю руку, но оказываюсь один такой. Я в недоумении, ведь должен быть «лес» рук. Неужели я «выскочка», «всезнайка», у которого на все вопросы есть ответы?
-Ну,- учитель жестом показал на меня предлагая ответить.
- Музыку! Вскочил я за партой.
Я оробел от волнения, вдруг ответ будет не правильным. При задумчивости на ответы по математике, проявлял быструю сообразительность в «эстетике». Мне казалось, все ребята должны поднять руки. Ведь ответ был очевиден. Но рук я не увидел и забоялся, что буду поднят на смех, «глупым» ответом выскочки. Я виновато озирался, выпрашивая прощение за «прыткость». Вон в классе сидят «хорошисты» и молчат, а нашёлся «знаток-психолог» ! Музыку услышал в тетиве!- Садись, пять! Обрадовался учитель, он буквально схватил авторучку и размашисто вписал в клеточку журнала большую цифру 5.
Иосиф Михайлович был польщён, что один ученик разгадал его тест по определению зарождения у человека различий восприятия отдельно издающихся природных звуков и выстраивания в сознании нового человека закономерности системы звуков, которая потом будет называться музыкой, ласкающей слух мелодией. Конечно, древний человек за тысячи лет развития научился различать звуки и улучшать их, совершенствовать под своё усмотрение. Так в мире родился первый композитор. Ребята восторженно оценили мой ответ по эстетике. У них тоже появился стимул шире смотреть на происходящие процессы, философски оценивать события и даже природные явления. Вот так проходили уроки в нашем техникуме. Я с безграничной благодарностью вспоминаю преподавателей, передававших нам свои знания. Галина Тимофеевна Гришина была у нас классным руководителем и преподавала физику. На период декретного отпуска Галины Тимофеевны, физику нам преподавал фронтовик, участник войны Слясский Владимир Владимирович. В шестидесятых годах участники войны были ещё «молоды», не достигшие пенсионного возраста, потому все они работали в техникуме и много рассказывали о войне, об участии в боевых сражениях. Многие учителя преподавали по две, а то и три дисциплины. Людмила Васильевна Миляева и Степан Афанасьевич Кручинкин, который тоже был участником Великой Отечественной войны, служил на границе, и очень много знал о войне, они преподавали обществоведение и историю СССР. Потом у нас пошли специальные предметы и мне было очень интересно изучать свойства строительных материалов, которые преподавал Рашев Вячеслав Григорьевич. Он же читал «искусственные сооружения», рассказывая всё о мостах и водопропускных трубах, очень интересным был для нас предмет «путевые машины и механизмы». Владислав Васильевич Чупров, молодой специалист из ЛИИЖТа, преподавал интересную для меня дисциплину, «изыскания и проектирование железных дорог», а так же сложный предмет «рельсовую дефектоскопию». Очень опытный и грамотный специалист был Алексей Иванович Дорохов. Он работал заместителем начальника дистанции пути и в совершенстве знал путь. Поэтому Алексей Иванович до тонкостей рассказывал «организацию текущего содержания и ремонта железнодорожного пути», и очень важными для нас были его лекции по экономике путевого хозяйства. Виктор Иванович Фонов был заведующим отделением «Путевого хозяйства» и преподавателем «устройства железнодорожного пути». Все предметы мне хотелось изучать, во всём разбираться. Всю жизнь потом я постоянно всё старался изучать. Представляется мне, что это не худшее качество в человеке. Тяга к познанию: механизмов, философии жизни, искусств, устройства мира и вселенной всегда считалась добродетелью, поощрялась в человеке.
*****
Меня не привлекали к комсомольской активности. Ни разу не предложили мне быть комсоргом группы, не избирали в комитет комсомола. Ни в каких советах, профкомах я не числился. Но как потом оказалось я не был пассивным учеником, который не участвует ни в каких мероприятиях. Я подрабатывал в годы учёбы на различных «должностях»: почтальоном разносил газеты, гардеробщиком в техникуме по вечерам выдавал пальто учащимся вечернего отделения. Имею даже два месяца вредного стажа, когда перед практикой мне исполнилось 18 лет и меня приняли на работу кочегаром в угольную котельную. За «вредность» мне перед каждой сменой выдавали законную бутылку молока, что было хорошим подкреплением в моём рационе питания.
Я участвовал в художественной самодеятельности. Когда был старшекурсником и вовсе вёл концерты как конферансье. Помнится, при возвращении с производственной практики мне поручили вести главный концерт на вечере 4 ноября 1967 года, посвящённый… (подзабыли?) 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Ребята встретили мой выход аплодисментами, ведь они полгода, с апреля не видели меня на сцене. Это отношение к труду, участие в самодеятельности, занятия спортом незаметно для меня создали авторитет и уважение сверстников, ребят и девчат. Преподаватели тоже ко мне хорошо относились. Особенно как я потом узнал, ко мне хорошо относился директор, светлой памяти Григорий Иванович Касьян. Это был идеальных помыслов, честнейший и справедливый руководитель крупного учебного заведения. Как он выделил меня из сотен ребят, мне неведомо, но за два месяца до защиты диплома и окончания техникума, Григорий Иванович пригласил меня в кабинет.
- Толя, он по-отечески тепло назвал моё имя. Ты ещё не знаешь, но у нас из техникума уходит секретарь комитета комсомола Борис Бурин. Он хороший парень, но время пришло ему уходить. Ребята предлагают тебя избрать комсоргом техникума.
Признаюсь, честно это для меня была полная неожиданность. Повторюсь, я неплохо учился, занимался спортом, участвовал в художественной самодеятельности. Поскольку был воспитанник школы-интерната, родителям было трудно мне помогать, я почти все годы учёбы подрабатывал к своей стипендии. Особенно стало тяжело, когда на втором курсе у меня умер папа, участник войны, фронтовик. Я и сейчас храню его военный билет со штампом о призыве на войну 23 (!) июня 1941 года, на второй день начала войны. Хоть бросай учёбу и иди работать. На счастье, меня вытянула старшая сестра Нина. Она была «довоенная», на восемь лет старше. Когда умер папа, работала дояркой в колхозе. Наш колхоз назывался по-современному, тогда только что прошёл 21-й съезд КПСС, принявший единственный в истории СССР семилетний план развития народного хозяйства, (вспомните кто постарше), хрущёвскую «знаменитую» семилетку. Колхоз после завершения работы съезда партии, зимой 1959 года, переименовали и он стал называться «имени XXI партсъезда». Нина получала в колхозе «зарплату». Сестра сама молода, в расцвете лет, не большие деньги могла бы тратить на себя. Но она ежемесячно присылала из дома мне скромные переводы «на жизнь». Спасибо тебе, Нина. К сожалению Нина уже ушла из жизни, но я и сейчас благодарю её за всё, что она сделала для меня.
Однако, я никогда не бывал избранным ни в какие «руководящие» органы, ни в профком ни в комитет ВЛКСМ. Даже комсоргом группы не был. То есть, ни какого «опыта» комсомольской работы у меня не было. Но было одно качество, которое рассмотрел мудрый педагог, воспитатель ребят. Это базовое, от родителей переходящее, серьёзное отношение к работе, к порученному делу, к жизни. А опыт приходит с работой. Позже, работая начальником предприятий, всегда помнил свой «опыт» выдвижения и назначал бригадиров, мастеров, инженерно-технических работников из среды незаметных, но трудолюбивых работников. Воистину кадры решают всё.
- Григорий Иванович, я даже не знаю, как провести заседание комитета комсомола. Я ни разу не сидел в президиуме комсомольских собраний, отчего понятия не имею, как проводить собрания.
Мне казалось, я привожу убедительные доводы директору, что бы он обсудил другую кандидатуру. Теперь, годы спустя, понимаю, Григорий Иванович, педагоги, секретарь партийной организации Лидия Ивановна Митькина, видели во мне не молоденького чиновника, умеющего складно говорить с трибуны, проводить собрания-заседания, а лидера в среде своих сверстников, пользующегося настоящим авторитетом у ребят. Может это не скромно о себе, но жизнь прожита.
- Ничего, поможем. А там после техникума в институт поступишь. Будешь заочно учиться и работать. В общежитии техникума мы выделим отдельную комнату. Ты знаешь, у нас некоторые преподаватели так живут. Зарплата у тебя будет 90 рублей в месяц. Не велика, но для одного сойдёт. Ведь стипендия была 20 рублей и жили.
Григорий Иванович полагал, что приводит убедительные аргументы для моего согласия. Я не знал как поступить. До последнего момента ожидал, что получив диплом техника-путейца, уеду работать бригадиром или дорожным мастером на одну из станций Октябрьской железной дороги, в будущем заведу семью и буду честно работать «как учили». Но теперь мои планы кардинально меняются.
Я не был капризным или безответственным. Слово старшего человека для меня было законом. Это качество больше приписывают народам Кавказа. Это норма отношения младших к старшим в равной мере присуща всем народам. Для кого-то остаться «при техникуме» было бы встречено как вершина удачи, счастьем, свалившимся с неба. Для меня была «производственная необходимость», которую я надеялся пережить и через год-два вернуться на производство. И то верно. Ребята за эти годы научатся самостоятельно работать, глубже познают профессию, я же за это время научусь только «языком болтать», да собрания проводить, деквалифицируюсь.
4 января 1968 года, в день моего рождения, (надо так совпасть), состоялось «историческое» комсомольское собрание техникума, на котором меня впервые в жизни ребята избрали своим комсоргом. Через два или три дня в здании Финского театра проходила отчетно-выборная комсомольская конференция города Петрозаводска. Я уже как делегат от комсомольской организации техникума участвую в работе конференции. В фойе молодые ребята с заводов, девчата со швейной и слюдяной фабрик, студенты Петрозаводского университета имени О.В.Куусинена, из пединститута, в военной форме несколько солдат и офицеров представляющих воинов Петрозаводского гарнизона. Строители городских объектов, молодые учёные Карельского филиала Академии наук СССР, медицинские сёстры из больниц, школьники и молодые учителя, весь срез молодёжи города предстал перед моими глазами. С отчётным докладом выступает Лев Голубев, Первый Секретарь горкома комсомола. Я с первых дней окунулся в гущу комсомольских дел крупного города.
На конференции объявили, что приближается 50-летие Советской Армии и Военно-Морского флота СССР. В честь этого юбилея в Карелии стартует «лыжня Антикайнена». Тойво Антикайнен, являлся подлинным героем гражданской войны, национальный герой Карелии. Это означало, что ребятам комсомольского возраста, предлагалось пройти на лыжах несколько километров в походах по местам боевой и трудовой славы советского народа. В марте того года, во время весенних каникул, команда лыжников нашего техникума в числе первых участников, прошла «Лыжню Антикайнена» с ночёвками в деревнях по Кондопожскому району. Руководителем похода был преподаватель физкультуры А.П.Ловрецов, комиссаром похода, комсорг техникума А.Иванов. После дневного перехода мы давали концерт художественной самодеятельности в сельском клубе или в местной школе. Но перед концертом для населения я «читал» лекцию «О международном положении». Это для меня стало хорошей практикой публичных выступлений. После ночлега прямо на сцене, где только что выступали, по утру выходили к следующему пункту нашего назначения. Походы всегда воспитывают чувства коллективизма, взаимной поддержки и выручки, физически укрепляют человека. Я не говорю о том, что мы бесконечно любовались красотами Карельской тайги, дышали чистейшим смолянистым воздухом. «Лыжня Антикайнена» многие годы была очень популярна среди молодёжи Карелии.
*****
Летом 1968 года в техникуме зародилось стройотрядовское движение. В Карелии первые стройотряды были сформированы на базе университета на год раньше, в 1967 году. Нам предложили на следующий год сформировать два отряда из учащихся техникума, которые захотят заработать себе денег в летние каникулы. Инициатива исходила из обкома и горкома комсомола. В стране уже «гремели» Всесоюзные комсомольские стройки, но на них молодёжь работала на постоянной основе. Это были крупные объекты, на которые вербовалась молодежь, и на которые многие с удовольствием ехали. Там были заработки, холостые люди обзаводились семьями, многие после завершения строек оседали в построенных городах и посёлках на всю жизнь. Но студенты могли работать только временно, на каникулах. В то же время их труд мог принести много пользы. Объекты, на которых предлагалось попробовать свои силы студентам, были самые разнообразные. По времени, например, быстро возводимые за 1-2 месяца: коровники, сельские дома культуры, школы, детские сады, двухквартирные дома в лесных посёлках, строительство участков автомобильных и железных дорог, особенно узкоколейных в таёжных леспромхозах. Предлагались сезонные работы по сбору помидор, винограда, арбузов в южных областях страны. На эту работу с удовольствием выезжали трудовые отряды школьников. Серьёзными объектами считались длительно возводимые сооружения, сибирские гидроэлектростанции, крупные заводы и горно-обогатительные комбинаты, потом будет легендарная Байкало-Амурская магистраль, на которых хватало работы многим отрядам на многие годы. В 1968 году мы впервые сформировали отряд из ребят путейского отделения, которые всё лето меняли шпалы на станции Деревянка Петрозаводской дистанции пути. Опыта почти не было. Я как комсорг был назначен командиром отряда, который и назвали по созвучию «Путеец». Но мастером, то есть руководителем работ, разумно был назначен преподаватель путевого хозяйства Дорохов А.И. Второй отряд из группы будущих машинистов электровозов ЭТХ-20, был определён в Салминскую машинно-мелиоративную станцию. Около 20 ребят укладывали дренажные мелиоративные трубки на совхозных полях крупного острова с труднопроизносимым финским названием Мантсинсаари в Ладожском озере. Там командиром отряда был назначен Константин Ермаков, учащийся группы, отслуживший в армии. Мы по началу даже не определились с названием отряда. Выехали на работу как бы в подшефный совхоз копать картошку. Но в обкоме комсомола запросили название. Я прибыл в июле в отряд на остров с «проверкой» как устроен быт ребят, питание, предоставлен ли фронт работ? Спрашиваю Костю, как они назвали отряд? В ответ недоуменное пожатие плечами. А разве на картошке или на заготовке сена, мы группу называли отрядом? Пришла на ум смешная поговорка, в которой было больше сарказма «радость ты моя». Но «мысль понравилась», так мы и решили с ребятами назвать отряд «Радость». А что бы зафиксировать время работы указали лето 1968 года. Так получилось название одного из первых студенческих отрядов нашего техникума: «Радость-68». Теперь это название можно прочесть во всех архивных справочниках истории техникума. Костя был старше других ребят по возрасту и пользовался беспрекословным авторитетом. Наши два отряда за неимением большой конкуренции сразу были признаны одними из лучших в республике. Трудно спустя десятилетия, подводить итоги, архивных документов полагаю тоже сохранилось не много, но отряд «Путеец» кажется, занял 1-е место по республике в социалистическом соревновании среди отрядов ССУЗ, средних специальных учебных заведений Карелии. Потом был бум стройотрядов в Карелии. В семидесятых годах наступил расцвет стройотрядовского движения в стране. Это было уникальное молодёжное движение. Мотором ССО безусловно был комсомол. Ни какой показухи, ни какого лжепатриотизма в формировании отрядов не было. Ребята писали искренние заявления с просьбой о зачислении в отряд. Родители «трудных» подростков упрашивали зачислить своё чадо в студенческий коллектив, в надежде, что их сын физически поработав на стройке, образумится, возьмётся за учёбу, бросит курить, перестанет хулиганить. Кстати, надо признать, что в то время даже в чёрном сне не приходили мысли о борьбе с наркотиками. Курево и пьянство были в то время самые «тяжелые» проступки молодёжи. Убийства, групповые издевательства сверстников, наркомания были чрезвычайно редкими явлениями, какими-то не реальными преступлениями, на которые были не способны наши самые отъявленные хулиганы.
*****
Потом будет служба в рядах Советской Армии. Меня призовут в мае 1969 года в железнодорожные войска. О существовании такого рода войск даже не подозревал. Плохо это или хорошо не говорю. Я лишь констатирую: мы знали, есть танкисты, лётчики, моряки в том числе подводники, связисты, даже про строительные войска (стройбат) знали, а о железнодорожных не знали. Я попал в 30-й отдельный учебный полк, Ленинградской бригады, Киевского корпуса железнодорожных войск. В просторечии этот полк называли «сержантская школа», в которой готовили младших командиров для подразделений войск, выполнявших очень важную роль в обороне страны. Теперь меня, новобранца, сразу избрали группкомсоргом взвода, как «опытного» комсомольского активиста, побывавшего на гражданке освобождённым секретарём комитета ВЛКСМ. После окончания «учебки», мне присвоили сразу звание сержанта, минуя две ступени, ефрейтора и младшего сержанта. Почти в тот же день когда мы пришили на погоны новенькие «лычки», на вечернем построении ко мне подходит замполит батальона майор Тимаев. Добродушно улыбаясь, в пол-голоса сообщает:
- Мы решили избрать тебя комсоргом батальона.
Для меня это вновь неожиданность. Да, мы отслужили полгода и в полк будет призван новый набор. Комсорг батальона, старший сержант Ивкин увольняется на «дембель».Я «молодой», полгода отслужил. В строю ребята старше меня. Говорю, вон, сержант Мацулевич Валентин, отличный парень, призванный из Риги, уже год служит и комсорг роты. Замполит прищуривается, глядит в сторону на вытянувшихся по стойке «смирно» солдат.
-Вот Мацулевич, как раз «молодой». Он имел в виду не срок службы, а мой возраст. Я оказался на несколько месяцев старше товарища, хотя Валентин на полгода раньше меня был призван в армию из Советской Латвии.
На комсомольском собрании, «от имени партийной организации, политотдела, комитета комсомола полка, тот же майор Тимаев, предложил кандидатуру сержанта Иванова для избрания секретарём бюро ВЛКСМ батальона. Ни о каких альтернативных предложениях не было и речи. Комсомольцы доверяли партии. Батальон, это три роты, триста человек. Почти все комсомольцы. Все подняли руки «за» Иванова. Так пол-года в армии я был комсоргом взвода и полтора года комсоргом батальона. Это было историческое время, впрочем, любой отрезок времени «исторический». В июле 1969 года американцы впервые высадились на Луну. Как мы все переживали это. Когда мы видим ныне, как наши проигрывают чемпионат мира в хоккей, или в футбол это воспринимается с грустью и даже сарказмом. Но высадка американцев на Луну не шла ни в какое сравнение с переживаниями за поражения на чемпионатах мира или Олимпийских играх. Ведь «на наших глазах», в 1957 году мы первыми запустили спутник, в 1961 году первыми запустили человека в космос. В 1965 году А.А. Леонов первым вышел в открытый космос «в одной рубашке». Разумеется, все считали, на Луну мы прилетим первыми. Едва наши спутники полетели, мы уже пели на пионерских сборах:
Мы все хотим побывать на Луне, эх на Луне, да на Луне,
Мы там бывали, но только во сне, только во сне на Луне.
Луна подмигивает нам, ждёт не по дням, а по часам…
Это была душевная боль за нашу страну, которая впервые в мире строила коммунизм. Нам обещали к 1970 году создать его материально-техническую базу, в 1980-м, (таком «далёком») году, полностью построить коммунистическое общество. Мы верили, что так будет. Верили во многих странах мира. Вера была искренней, не могли миллионы передовых людей в странах, руководители государств, не верить в успех дела за которое взялись, которому посвятили лучшие годы, а многие отдали свои жизни. В том 1969 году в Москве прошло историческое Международное совещание коммунистических и рабочих партий, на которое приехали Первые секретари Коммунистических партий практически всех стран мира. Это грандиозное событие в СССР и всего мира. В том же году мы с печалью наблюдали за конфликтом между двумя братскими странами Советским Союзом и Китаем. Апофеозом конфликта стала самая настоящая битва на острове Даманском. Мы в том бою победили китайцев. Но остался осадок в душе, две коммунистические державы, дружественные страны, довели пограничные споры до военного столкновения. В 1970 году мировое коммунистическое движение отмечало 100-летие со дня рождения самого известного человека 20-го века Владимира Ильича Ленина. В стране комсомольцы изучали труды В.И.Ленина. Для нас это была речь В.И.Ленина на третьем съезде РКСМ в октябре 1920 года. Ленин тогда был жив, здоров и комсомол ещё не назывался Ленинским. Не было и Советского Союза, поэтому сообщество называлось Российский Коммунистический союз молодёжи. Эта речь имела название «Задачи союзов молодёжи». Мы конспектировали эту программную речь, по ней сдавали Ленинский зачёт. Я и сейчас в домашнем архиве храню удостоверение, выданное мне комитетом ВЛКСМ в/ч 12673 о том, что в апреле 1970 года, «сержант Иванов сдал Ленинский зачет», посвящённый 100-летию со дня рождения В.И.Ленина. В мае 1970 года прошел 16-съезд ВЛКСМ. Мы продолжали строить коммунизм. Поскольку к 1970 году мы не создали материально-техническую базу коммунизма, т.е. не построили первую фазу коммунистического общества, незаметно была объявлена своеобразная формула построения коммунизма: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Эта фразеология была безобидной, но не конкретной: о сроках не говорится, но постоянно была актуальной. В любой год истории, бывало молодое поколение, то есть «нынешнее поколение», которому суждено было жить при коммунизме...
Наступил 1971 год. Закончилась восьмая пятилетка. С 30-го марта по 9-ое апреля прошел 24-й съезд КПСС. На съезде Л.И.Брежнев объявил, что в ходе коммунистического строительства в СССР создана новая общность «советский народ». За месяц до окончания службы, меня вызывают на КПП. В часть приехал заведующий отделением «Путевого хозяйства» В.И.Фонов, преподаватель нашего техникума. Его направил директор Г.И.Касьян с поручением найти Иванова. Мы тепло поздоровались. Виктор Иванович передаёт просьбу директора, вернуться в техникум и вновь стать секретарём комитета ВЛКСМ. Признаюсь, предложение меня поразило. Удивило то, что меня не забыли в техникуме. Не думал, что ребята, педагогический коллектив так оценят мою работу. Через два года отправить преподавателя в неизвестную часть, на мои розыски, дорогого стоит. У меня были другие планы. После армии восстановиться в институте и учиться очно. Было желание погоняться за романтикой и уйти в загранплаванье.
6 июня 1971 года стартовал очередной экипаж космического корабля «Союз-11» в составе Г.Добровольского, В.Волкова, В.Пацаева. Перед увольнением на душе радостно и грустно. Радостно, что возвращаюсь домой. Грустно от того, что расстаюсь с друзьями. В полку служили ребята со всех союзных республик, была подлинная дружба. Мы обсуждали на комсомольских собраниях вопросы боевой подготовки и дисциплины. Спорили, все были патриотами и готовыми отдать свои жизни за Советскую Родину. Именно за Советскую. Принимали в комсомол литовцев и грузин, киргизов и узбеков, армян и таджиков. Выезжали на экскурсии по местам боевой и трудовой славы советского народа, в музей В.И.Ленина, на крейсер «Аврора». Мы привыкли к полётам космонавтов. А тогда наступило 30 июня 1971 года, я был на родине, гостил после службы в родном доме у мамы. Днём передали страшную новость. Погибли наши космонавты Добровольский, Волков, Пацаев. Страна была в трауре. Мы любили космонавтов, восхищались их полётами. К тому времени погиб В. Комаров, потом первый космонавт Ю.А.Гагарин, и вот теперь трое. Мы жалели их. Космонавтов похоронили как Героев в Кремлёвской стене на Красной площади.
*****
21июня я демобилизовался и 22-го прибыл в Петрозаводск встать на воинский учёт. В этот день в стране проходят траурно торжественные мероприятия. Тогда, посвящённые 30-летию начала войны. На площади Ленина при большом скоплении народа, случайно встретил Л. Голубева. Он перешел на работу в управление Профтехобразования. Лев Николаевич быстро сагитировал меня на работу в ГПТУ-10. Это оказалось прекрасное училище, в котором готовят рабочих железнодорожных специальностей, дежурных по станциям, бригадиров пути, помощников машинистов тепловозов, проводников вагонов. Меня приняли мастером производственного обучения и в октябре избрали секретарём комитета ВЛКСМ училища. После армии, неожиданно для себя, оказался «опытным» комсомольским работником. Мне выделили комнату 10 квадратных метров в новом жилом доме. В этой комнате я прожил почти десять лет. Это были замечательные годы моей молодости. На одном из комсомольских слётов, познакомился с комсоргом ГПТУ-17 Макаровой Надеждой. Надя после окончания Ленинградского кинотехникума по распределению была направлена в Петрозаводск, в училище, которое готовило киномехаников. В 1973 году мы поженились, у нас родился сын Ваня. Мы с Надеждой окончили институты, я ЛИИЖТ, железнодорожный, она ЛИКИ, институт киноинженеров. Потом у нас родятся дочери Оля и Саша. Ныне, все дети одарили нас внуками. Жизнь продолжается. В 2013 году (!) исполнилось 40 лет нашей совместной жизни двоих комсоргов. Мы скромно отметили «рубиновую» свадьбу. Сколько «свадеб» мы (теперь с Надеждой Ивановной) отметим, не ведаем, но пока наши комсомольские сердца будут биться, мы будем добрым словом вспоминать комсомольскую молодость.
*****
А теперь о главном. О политике. Выезжая на объекты ССО, летом 1968 года, в утренних передачах я услышал сообщение, в котором диктор тревожным голосом говорил о том, что… по просьбе Правительства ЧССР для сохранения завоеваний социализма в Чехословакию введены войска стран Варшавского договора. Тогда даже не ставилось вопроса правильно или неправильно поступает Советское Правительство? Конечно, правильно. Если возникла такая необходимость, значит Правительство поступает правильно. На то оно и Правительство, что бы принимать решения для защиты своей страны. Но что началось потом? Обвинения в удушении свободы, насаждении диктатуры, подавлении танками бархатной революции. Это тысячная доля обвинений в адрес Советского Союза, которые Ниагарским водопадом обрушились на Советское руководство, на всех советских людей. Разве, что несколько диссидентов радостно хихикая на кухнях, понимали, что творится в мире на самом деле.
Подумал, значит, так должно быть. Видимо, там дела серьезные. Рассказываю о тех событиях с точки зрения того времени. После ввода войск, много разговоров и споров было о необходимости, целесообразности этой акции. Безусловно, это наша боль, как и Афганистан. Но я против «пляски на костях». Пусть мои «сведения» не будут отличаться оригинальностью, но тогда, это было крайне вынужденная и необходимая акция. Никто не скрывал причин ввода. И причина ввода была не желание «задушить» бархатную революцию или «поработить» братскую республику. Это слишком примитивно, но такие «объяснения» запущены в сознание людей, тем более молодых. Многие иначе как тупыми монстрами, нас и не воспринимают. Перескажу лекцию сотрудника высокого ранга. Секретов в той информации нет, объективные цифры. Руководство страны до последнего момента не намеревалось вводить войска. Здоровых сил в ЧССР было достаточно, чтобы самим справиться со своими проблемами. Может и с нашей помощью, но в любом случае без войск. Но в день «X» стало достоверно известно, что в 6 часов утра войска НАТО из Западной Германии переходят границу и занимают территорию Чехословакии. Времени оставалось несколько часов до утра. Как в 1941году… (Сейчас только ленивый не обвиняет Сталина, который «не поверил» немецкому солдату, переплывшему Буг, и назвавшему точные дату и время наступления.) Хотя войска Варшавского Договора были в полной боевой, тем не менее, несколько часов, отпущенных историей для спасения мира. было очень мало, мгновение, для сохранения инициативы в наших руках. И не надо лукавить перед миром.
Какой «мир» приносят американцы, знает весь мир. Как «мирно» ведут себя они, какую демократию приносят на ангельских крыльях «свободы», видим в Югославии, Ираке, ещё ранее видели во Вьетнаме. Все знают, что делают американцы в Афганистане. Советские «Шурави» в черном сне такого позволить не могли. Нет уже Югославии, разгромленной «миротворцами» янки, разгромлена Ливия. Какая страна будет следующей жертвой мирового жандарма? Сирия? Это все дружественные нам страны. Но не хочется думать «о грустном».
В ту ночь над Прагой наш самолёт «Антей» внезапно подал сигнал SOS и запросил аварийную посадку. Лектор не скрывал гордости как наши разыграли «этих» американцев. SOS сигнал беды, надо разрешать посадку, чтобы не обвинили в бессердечии. Из приземлившегося гигантского самолёта мгновенно «вылетают» три сотни десантников и в мгновение растаскивают стоящие самолёты, очищая взлётно-посадочные полосы. Дорога для наших самолётов расчищена, десант выполнил свою задачу. А в районе Львова, танковой бригаде дан боевой приказ двигаться в сторону границы ФРГ, через территорию Чехословакии. Скорость танков менее 80 км/час считалась дезертирством(!). Остановка на рубеже границы ЧССР-ФРГ. Под утро Правительство СССР получило доклад о выполнении поставленной задачи. Председатель Совета Министров А. Н. Косыгин, позвонил Президенту США Джонсону и сообщил, что по просьбе законного Правительства ЧССР, страны Варшавского договора ввела войска в Прагу. Далее Алексей Николаевич сообщил, «на всякий случай», что танки двигаются к границе ФРГ. «Если можете, дайте команду своим вооруженным силам в ФРГ, не предпринимать мер в отношении Чехословакии». Говорят, Президент США в досаде разразился невероятным матом, перекрывающим весь русский лексикон этого жанра. Он однозначно восхищался работой наших «ребят»: «какого чёрта я содержу огромный аппарат ЦРУ, если об оккупации целой страны узнаю от Премьера, которая эту страну и оккупировала»? Гневу Джонсона не было предела. Что тут скажешь, умели мы работать. И в ФРГ в ту ночь струхнули. А ну если советские танки не остановятся на границе?
План по оккупации Чехословакии, но американскими военными силами, был сорван. Кто помнит, фактически была предотвращена 3-я мировая война. Всем тогда было понятно, что СССР ни за что не смирился бы, что у него «под носом» в братской стране хозяйничают американцы. Но что началось в мире? Мы воспитаны на интернациональной дружбе. Никогда русский и Советский солдат не был агрессором, оккупантом. Могу утверждать, и Югославия (уже не социалистическая), и Ирак, и Вьетнам тому доказательство, что промедли, наши войска с вводом войск, Прага, вся Чехия и Словакия были бы потоплены в крови, разрушены безжалостно, люди без крова тысячами сорваны с мест. Далее не будем живописать. Мало кто знает об этом, а верить отказываются. Вот в оккупацию русскими, это пожалуйста, поверим запросто… Вот почему был дан приказ войскам не применять оружие, вообще не стрелять. Но этим ловко воспользовались провокаторы. Много погибло ребят, только оттого, что на убийство наших, нельзя было отвечать адекватно! Адекватность разрешалась в другой сфере борьбы, интеллектуальной. Кроме убийств из-за угла, на заборах и стенах домов стали появляться плакаты и транспаранты на русском языке унизительного содержания, оскорбляющие честь и достоинство Советских солдат. Сдирать надписи невозможно. Закрашивать краской, только доставлять удовольствие «писателям», так как в следующую ночь, оскорбительные призывы бывали восстановлены. Не реагировать на «граффити» нельзя. Это не наивные, «Вася я тебя не люблю», но специально сочинённые призывы к уничтожению солдат и угрозы террористических актов.
На войне как на войне: психологи были и останутся. В царской армии, священнослужители, в Советской Армии политработники, в России заместители командиров по воспитательной работе. Плакаты решили не смывать и не замазывать, но остроумно отвечать «в том же духе». Решили-сделали.
Надо в таком случае привести примеры интеллектуального состязания сторон. Нецензурщину цитировать не буду. Но «на грани дозволенного» можно. Плакат: «Слон ежа не проглотит». Понятно, кто здесь слон и ёжик. Другое:«Ваня, уе…езжай домой, твоя Маша спит с чужим в кровати». Это была почти игра в КВН. «Посоветовавшись», наши как на Рейхстаге, отвечают «чемберленам». Под первым плакатом: «А мы его (ёжика) побреем». Под вторым: «а мы интернационалисты». Вскоре «рекламные» места оказались заняты. Писать негде. Плакаты поблекли. А население и солдаты юмор оценили, смягчилось озлобление. Но «обработанные» тогда ложными посулами американских либералов, молодые чешские люди успели «засветиться» в антисоветской пропаганде. Знаменитая чешская чемпионка мира по художественной гимнастике Вера Чаславска, приехав в Мехико на ХVII-е Олимпийские игры осенью 1968 года, на весь мир заявила, что находится в плохой спортивной форме, так как все месяцы перед олимпиадой разгружала вагоны под конвоем русских оккупантов. Вот так! Разгружала вагоны, спасибо, не заявила, что её при этом и насиловали русские солдаты. И ведь это печаталось в СМИ, разносилось по миру как сенсация.
Забегая вперёд, хочется обратить внимание "товарищей", которые взахлёб "радовались" развалу СССР, уничтожению патриотической идеологии: коммунистической партии, комсомола, пионерии, октябрятского движения (октябрята - дружные ребята), всей советской символики, а далее советских, язык не поворачивается сказать "совковых" заводов, колхозов, совхозов, всей промышленности и сельского хозяйства, уничтожения под видом реформ науки и высшего образования здравоохранения, сказать молодому поколению: посмотрите что сделали враги страны с братской Украиной после "майдана". Этот майдан был запланирован и в Венгрии в 1956 году, но тогда советская власть была крепка, авторитет СССР после победы над фашистской Германией высок и мы быстро (и заслуженно) свернули шею врагам народной демократии в Венгрии. Но ЦРУ и реваншисты не успокоились и влезли к 1968 году в Чехословакию. Там мы тоже быстро расправились с врагами, которые поныне проливают океаны крокодиловых слёз по "задушенной" бархатной революции. Реваншисты не успокоились, влезли к 1970 году в Польшу, нашли Валенсу, который хорошо разыграл роль разрушителя своей страны, которую позже повторили "немец №1" Горбачёв, он же Горби, и пьяница Ельцин, убивший в 1991 году окончательно СССР и расстрелявший в 1993 году собственный Парламент, который двумя годами ранее избрал его Президентом России. 
Надо сказать и бесконечно говорить молодым но наивным людям, что и ныне ни какой заботы о процветании России, Запад не планирует. Все действия ЦРУ, врагов нашей страны (скрытых, 5-й колонны, и открытых на Западе), направлены только на уничтожение народа, в первую очередь русского (веками противостоящего врагам, самого непокорного для врагов, самого стойкого народа) но всех славян, других народов России. Почитайте планы Даллеса, речи Трумэна, да и наследие Гитлера ни кто не сжёг на кострах, его "труды" вновь печатают и внедряют в сознание людям. Прошу задуматься об этом всех, кто видит, что делается в мире, кто   способен анализировать политические процессы.
     В то время, в 1968 году, в стране были приняты меры противодействия атакам Запада на завоевания социализма. В августе состоялся Пленум ЦК ВЛКСМ, на котором был освобождён от обязанностей Первого секретаря ЦК ВЛКСМ Б.Н.Пастухов. ЦК КПСС рекомендовало руководителем ЦК ВЛКСМ избрать Евгения Михайловича Тяжельникова, переводимого с высокого поста второго Секретаря Челябинского ОК КПСС на комсомольскую работу. Это называлось партийное укрепление руководства комсомолом. Все работники того времени знали, что второй секретарь в обкомах партии и комсомола курировал идеологическую работу. Политбюро действительно заботилось о молодёжи, взращивало кадры, ведь комсомол это авангард молодёжи и от того кто возглавляет её идеологическую организацию, зависит многое. Пишу это совершенно искренне и честно. В Чехословакии это направление оказалось упущенным. Надо сказать, Тяжельников органично вписался в деятельность молодёжи страны, долго руководил комсомолом, завоевал большой авторитет. И ныне Евгений Михайлович пользуется большим уважением среди товарищей. Даже «новые» власти и оголтелые критики советского периода не могут упрекнуть бывшего лидера молодёжи страны в противоправных действиях, нецелевом расходовании средств или аморальном поведении. В Карелии переизбрали Первого секретаря обкома комсомола. Евгений Михайлович Рыбинский был направлен в Крым, директором чудесного пионерского лагеря «Артек». Вот вам реальное продвижение молодёжных руководителей на высокие посты руководством партии. Первым секретарём ОК ВЛКСМ избрали Евгения Михайловича Морозова. Именно с ним во главе, 29 октября 1968 года мы отмечали замечательный юбилей 50-летие ВЛКСМ. Комсомол в тот год был награждён новым орденом, орденом «Октябрьской революции». Это был шестой орден, который печатался на обложках комсомольских билетов, в ряду с тремя орденами Ленина, Боевого Красного знамени и Трудового Красного знамени. Комсомол действительно объединял лучших молодых людей страны. Награды были заслуженными.
В ту пору были популярны лекции «О международном положении», «О идеологическом противостоянии мировых систем, коммунизма и империализма». Уверяю, я не чувствовал ущемлений прав, свобод. Я знал всё, что меня интересовало. Мог узнать больше, если мне это требовалось. Разумеется, были границы дозволенного. Правильнее сказать была мораль информации. Но это норма жизни. Ни в одном сообществе, ни в одной стране, не поощряется вседозволенность, беспардонное разглашение «информации». Лекторы на фактическом материале раскрывали слушателям сущность антикоммунистической пропаганды Запада. Нам навешали ярлыков о советской стране как «тоталитарной», «тюрьме народов», в которой нет свобод. Именно тогда я узнал (в этом не «пугалка» Западом, но объективная информация) об угрозе нашей стране. Нам говорили, в США специально создан штат специалистов по изучению руководителей СССР. Цель «специалистов», вычислять людей податливых к измене, к незаконному обогащению, способных за деньги передать государственные секреты. Глобальная цель устранение конкурента. Задача стара как мир: разложение страны и её уничтожение. Специальные «кремленологи», изучают сотрудников, работающих в Кремле. «Советологи» изучали советских работников в областях, и даже сельских советах. Изучали (а может изучают и ныне, чем чёрт не шутит) систему выборов и продвижения к власти руководящих работников партийного аппарата, властных структур. Но тайно «выдвинутый» к власти работник спецслужбами США, будет отрабатывать «доверие» Запада, только выполняя установки по разрушению страны. И находились слабые, жадные, обозлённые, ненасытные, которые «за ломаный грош» превращались в предателей, агентов, «пятую колонну». В то же время зарекомендовавший себя работник с положительной стороны, брался на учет в спецслужбах США и не ведал о том, что его досконально изучают. Человека исследовали на предмет склонности к деньгам и наживе. Выясняли, способен ли чиновник брать взятки. Мы знали, какой позор навлекал на себя человек, опускавшийся до способности за подачку, мзду «борзыми щенками» обойти закон. За взятку можно получить квартиру, продвинуться по службе, избежать тюрьмы, купить машину. Большинство советских руководителей честные и неподкупные люди. Такие тоже были взяты «на карандаш», но на них не тратили время, их не брали в разработку по «бесполезности» затрат времени и средств. Такие сидели на своих местах не подозревая, что продвижение им «заказано» в госдепе США, в силу честности, как безнадёжно преданному коммунисту, не способному на предательство. Других испытывали «на женщине». Подсовывали такому красотку, потом другую. Не каждый мужчина, бывал устойчив перед женой, полагая, что «об этом» ни кто не узнает. Будь то дипломат, партийный работник, но «единожды предавший», предаст и второй раз. Человек под угрозой разоблачения, боялся потерять должность, боялся презрения жены и неминуемого развода. Попавшийся «на любви» выполнял прихоти шантажистов-вербовщиков. Третьи проверялись на банальную устойчивость к алкоголю. «Специалисты» по Советскому Союзу находили нужных людей и вели их к вершинам власти. К «сожалению» для наших идеологических врагов, найти уступчивых людей было трудно. Особенно закалённых в войне, вышедших из народных масс, знавших не на словах труд, остро понимавших справедливость и человеческое достоинство. Но со временем война отходила в историю, к руководству пробивались, не прошедшие горнила войны, не стоявшие у станков или у мартеновских печей люди. Они были «грамотные», эдакие белые воротнички, говорили складно о грядущих победах коммунизма, о равенстве, о демократии. Они заканчивали институты, высшие партийные школы. Слушают рабочие и колхозники бывало, такого «пропагандиста»: сельский паренёк или молодая крестьянка из карельских деревень Кааламо-Варакка, Вологодских Погорелое Городище-Вытегра или Псковских Выбуты-Пурьково. Восхищаются лектором, ломают русые головы, дескать как правильно «умные» люди говорят, цели определяют. Стесняются высказаться, куда им вальщикам леса (трактористам-рыбакам, дояркам-свинаркам) до таких высот красноречия. Подросло поколение говорунов, их испокон краснобаями называли. «Придраться» к такому невозможно всё, что говорит, «правильно»: о свободе слова, о свободе творчества, вероисповедания, о мире, о защите Родины, о равенстве народов, о казнокрадах, засилии бюрократов, о зажиме критики, о недоверии к молодым талантам и недостойной зарплате, о низкой производительности труда, и о техническом перевооружении, о низком качестве продукции, об отсутствии дорог, о «пустых» магазинах и отсутствии продуктов, о хорошей жизни за границей и плохой у нас.
И невдомёк слушателю, по возрасту превосходящему того «лектора-говоруна», что оратор сам не спилил ни одного дерева, тем более не посадил ни одного саженца в лесу, ни разу не выходил в море на баркасе в путину рыбную, не построил ни одного дома, не подоил ни одной коровы, не держал топора в руках, не копал землю лопатой, не водил поездов, не летал в космос. Заслуги таких умещались в одном слове «критиканство». Но их и находили специалисты-советологи. Их разоблачали, выявляли антинародную сущность. Однако «забугорным» специалистам это было надо. Они поднимали шум, вставали на защиту борцов с ретроградами, обвиняли власть предержащих, а говорунов-краснобаев награждали титулом «диссидента». Здесь и становилось понятным, «за бугром» не о молодом красноречивом мальчике заботятся, его используют как инструмент для расшатывания власти, как орудие для уничтожения сильного государства.
Нам, комсомольскому активу, говорили знающие люди, что у Западных спецслужб нет ни какой заботы о повышении уровня жизни народа в Советском Союзе. Им важно деморализовать народ и особенно дискредитировать руководителей из народа на всех уровнях управления. Если военный то «солдафон». Инженер, «безграмотный». Политик обязательно «бездарный». Учёный «глупый». Это покажется невероятным, может кто с подозрением отнесётся к моим словам, но я в 1968 году уже узнал, что на Западе существует программа по идейному разложению советской молодёжи, демократической молодёжи стран социалистического лагеря.. В планы идеологической диверсии входило «доказать» молодому поколению, что не было ни каких подвигов Александра Матросова, Зои Космодемьянской и даже Алексея Маресьева. Их подвиги, как сказали бы по-нынешнему, «раскрутили» комиссары для того что бы другие безрассудно лезли безоружными под пули, так как необходимости прыжка на амбразуру не было. Большевики «выдумали» Алексея Маресьева, 18 суток с перебитыми ногами пробиравшегося к своим, а после ампутации вновь взлетевшего в небо и сбивавшего фашистские самолёты. Кто сейчас скажет, что лейтенант Маресьев до своего падения в лесу под Валдаем, сбил «с ногами» 4 самолёта. А после годового лечения, на протезах, с ампутированными ногами сбил ещё 7 самолётов. Итого в послужном списке Маресьева числится 11 сбитых самолётов врага. Спустя годы, судьбе было угодно, мне лично познакомиться с А.П.Маресьевым. Мы с ним не однократно встречались, он рассказывал мне о своём подвиге. Я выезжал на место, где был найден, умирающий лётчик. Встречался и беседовал с двумя «мальчиками» которые нашли Маресьева в лесу. Был знаком с «девушкой Варей» которая отмывала и отпаивала Маресьева. Все они рассказывали историю его спасения. Довелось присутствовать на похоронах легендарного героя на Новодевичьем кладбище в мае 2001 года. Внушают молодёжи, что не было Зои Космодемьянской, а если была, напрасно дома поджигала, и теперь оказывается ни кто не водил раздетую партизанку по морозу, не отрезал её груди, не выбивал табуретку из под её ног на виселице.
Нам, комсомольцам, детям участников войны, это было «не понять», мы готовы были уличать выступающего в зряшном преувеличении замыслов идеологических противников. Считали, что на Западе могут планировать состязания по переубеждению советской молодёжи в идеалах коммунизма, по подмене моральных ценностей. Но что бы примитивно «отменять» исторические факты, заявлять, что не было подвигов народа, а было тупое повиновение рабов, идущих на немецкие танки под прицелом комиссаровских наганов и пулемётов заградотрядов НКВД, такого не могли представить. Молодёжи США уже навязывали модель виртуального успеха в виде «пяти ключей от счастья»: ключ от машины, от квартиры, от дачи, от счёта в банке, от кабинета. Деньги и развлечения. Вот счастливая жизнь по-американски. Тогда были свежи впечатления от речи Эйзенхауэра в 1959 году перед студентами одного из университетов. Что говорил президент США своим молодым гражданам? Он призывал как истинный «пропагандист»:
-вы занимайтесь спортом, бизнесом, сексом (да, да, это слово существовало в СССР и спокойно комментировалось), но прошу вас студенты, не лезьте в политику, ибо она приведёт вас к … коммунизму. Вот как боялись коммунизма в Америке. Нам было не понять идеологию «прожигания» сытой жизни в богатейшей стране мира. Мы думали «лучше» об идейных противниках. Забегая вперёд приходится признать: всё, о чём нас предупреждали полвека назад, люди, знавшие обстановку в мире, цену слову, действительно, умные люди, сбылось спустя десятилетия. Ярчайший пример тому деградация и предательство Горбачёва. Нас, страну советов, страну рабоче-крестьянского государства, разложили изнутри, уничтожили промышленность и сельское хозяйство под видом «низкого» качества продукции, лишили бесплатного образования, медицинского лечения, а потом развалили как карточный домик. Нам рассказывали, что американские советологи хорошо учли непоколебимую дружбу народов, братскую сплочённость всех наций и национальностей, сыгравших важную роль в Победе Советского Союза над Фашистской Германией. При Хрущёве началось противопоставление народов южных республик народам севера страны. За «оттепель» выдавали разжигание межнациональной вражды, «специалисты» сочиняли тысячи анекдотов о государственных деятелях, выставляя их глупыми, придурковатыми, жадными. Запустили шовинистические анекдоты о представителях чукотской национальности. В «анекдотах» изощрённо-унизительно противопоставляются слабоумие и недоразвитость одних национальностей и восхваление других наций. Подлинно-национальных героев выставляли безграмотными, трусами, разгильдяями, сексуально озабоченными маньяками. Скабрезные анекдоты о В.И.Чапаеве, Петьке, Анке, о «чукче», теперь печатают в газетах, рассказывают с экранов ТВ, со сцен дворцов культуры, «великие» артисты и даже государственные деятели. Ранее это закономерно каралось по Конституции, чётко называлось разжиганием межнациональной вражды. Эта антинародная шелуха искусно выдаётся за «безобидный» юмор. Теперь это выдаётся под видом «гласности» и свободы слова. Искусственно навязывалась мысль о «свободной» жизни в Западных странах и бедной, ущербной жизни в СССР. Наше образование, считавшееся действительно лучшим в мире разрушено. Все интеллектуальные олимпиады студенчества, по математике, химии, кибирнетике, физике выигрывали советские студенты. Не случайно наши молодые ученые-программисты моментально были востребованы Западом, заполнили все американские школы, фирмы, лаборатории по разработке ЭВМ, компьютеров. Именно это явление получило оскорбительную для страны формулировку "утечка мозгов". И это при "плохом" у нас образовании, которое непременно теперь надо "реформировать". Теперь вновь люди задают вопрос: кто виноват и что делать?
*****
После работы в профтехучилище меня «перетянули», иначе не скажешь, в родной техникум. Мне было 23 года, пора задумываться о создании семьи, стабильной работе по специальности. Я учился заочно в институте. В июне 1972 года меня вновь избрали секретарём комитета комсомола «своего» техникума. Отработав год в системе профессионального образования, проникся большим уважением к ребятам пэтэушникам. Это трудолюбивые, умные, честные ребята. В большинстве из рабочих семей, к сожалению не имеющих материальной возможности учиться в техникуме или институте. По умственному развитию многие из них не уступают студентам вузов. Сколько мы знаем «папиных сынков», лоботрясов, занимающих место в институте только благодаря высокому положению папы или мамы, которые не допускают мысли, что бы их чадо не имело высшего образования. Теперь, с переходом на платное образование в институтах, у малообеспеченных людей «законно» отобрали последнюю надежду получить высшее образование умным, талантливым юношам и девушкам. Это ложный постулат, тезис, мол студент оплативший обучение, будет хорошо и учиться. На практике это вылилось в уродливые формы покупки зачётов, экзаменов, дипломов. Теперь у такого «студента» появилось не мыслимое ранее «право» предъявлять претензии к преподавателю: я деньги заплатил, чего теперь вам от меня надо, ставьте оценку, да не банальную троечку, а ни как не менее пятёрки. Если это постесняется сказать студент, то за него порадеет папа-бизнесмен, который может «одноразово» увеличить плату профессору и «вежливо» попросить в деканате высокие отметки для своего отпрыска. Человек не зная ни одной формулы, не выполнивший ни одной лабораторной работы, за деньги «законно» получает диплом инженера строителя, врача, юриста, руководителя. Далее такой «специалист» будет строить дома, лечить людей, руководить государством.
В июле - августе 72-го года наш ССО «ОНЕГО» из ребят групп 49-50-ЭТХ уже работал на строительстве узкоколейного пути для Кривецкого леспромхоза в Пудожском районе. Мы построили три километра узкоколейки. Карелия была буквально напичкана стройотрядами со всей страны, из Московских, Ленинградских ВУЗов. Это был год 50-летия образования СССР, поэтому рядом с нами в соседнем леспромхозе работал ССО из Ереванского политехнического института. Отряд так и назывался: «имени 50-летия СССР». Ребята из Советской Армении буквально млели от радости, что попали в прекрасную северную республику. Доведётся ли им когда ещё раз побывать на севере? Потом для меня был стройотряд «Экспресс-73» в том же Кривецком леспромхозе. Мы построили уже четыре километра(!) железнодорожного пути и заняли первое место среди ССО техникумов Северо-Западной зоны РСФСР. На итоговом слёте ССО, специальный приз штурвал мореходов мне как командиру отряда вручил Главный инженер штаба Карельского областного ССО Леонид Неплохо.
В комсомоле до пенсии не работают. Надо вовремя уйти, как в спорте. В июле 1974 года меня приняли на работу в Путевую машинную станцию №84 Октябрьской ордена Ленина железной дороги на ст.Петрозаводск. Я стал производственник. Но и здесь моя комсомольская биография не закончилась. Осенью меня избрали комсоргом ПМС-84. Костяк комсомольской организации составляли повзрослевшие выпускники нашего же техникума, профтехучилища, молодые специалисты из ЛИИЖТа. В ранге комсорга ПМС-84 в 1975 году, был принят в члены Коммунистической партии Советского Союза, КПСС. В 1975 году проходил очередной обмен комсомольских билетов. Для меня это был второй обмен. Ранее обмен состоялся в 1967 году. Мне вручали три раза комсомольские билеты. В 1963-м, 1967-м и в 1975-м. Получается, что ныне стаж моего пребывания в комсомоле составил 50 лет. Я с трепетом относился к словам Родина, комсомол, партия. Именно принадлежность к комсомолу, потом к партии, воспитали во мне чувства патриотизма, любви к Родине, уважения ко всем народам, проживавшим в моей бывшей стране СССР, теперь странах СНГ. Особая любовь к моей России, где я живу, где покоится прах моих предков, где должен остаться и я навеки. Наша организация входила в состав крупной комсомольской организации Петрозаводского узла на правах райкома. Секретарём комитета ВЛКСМ узла был Виктор Павилайнен. Прекрасный парень, наш сверстник, которого уважали все ребята железнодорожных предприятий Петрозаводска. В 1976 году спустя год моего пребывания в партии, меня, молодого коммуниста, избирают секретарём партийной организации Путевой машинной станции-84. В 1979 году, я окончил институт, как когда-то советовал мне мой Учитель, директор техникума Г.И.Касьян. Почти сразу, через полгода, в январе 80-го. меня назначат в Бологое, начальником Путевой машинной станции, ПМС-82, Октябрьской железной дороги. Начался другой этап моей жизни, уже производственный.
*****
В те годы все мы были одной командой. Нам неведомы были слова конкуренция, у нас было социалистическое соревнование, взаимовыручка, радость за успехи других. Мы не знали слов корпоративная тайна, «крышевание», «откат», «бонус», у нас были конкурсы молодых рабочих, научно-технические общества, рационализаторские предложения и разработки молодых инженеров. Не было «бизнес-планов», «топ-менеджеров», «инвесторов» и «спонсоров» к которым приходится бегать с протянутой рукой. Но были государственные планы развития народного хозяйства страны, которые считались законом и которые выполнялись.
Хочется добрым словом вспомнить «всех поимённо» моих славных комсомольских друзей и товарищей, настоящих вожаков молодёжи, действительно лидеров, увлекающих своим примером других ребят на хорошие дела. Это секретари комитетов комсомола училищ и техникумов, педагогического института и университета, Петрозаводского Городского и Карельского Областного комитетов ВЛКСМ, в период с 1968 по 1975 годы. Вспоминаю без относительно «должностей» и точных дат работы, только любовь, уважение и добрая память движут мною, кого-то уже нет с нами, девушки комсомолки, спортсменки, красавицы вышли замуж, сменили фамилии: Валентина Нефедова (Нехорошкова), Наталья Вавилова (Романенко), Римма Клодт, Галина Чебакова (Кувшинова), Ольга Шмелёва, Антонина Медведева, Наталья Смолянская, Тамара Хомутинникова, Валентина Коробкина, Лилия Степанова, Наталья Хохлова, Светлана Доренко, Галина Разбивная, Эльвира Аверьянова, Геннадий и Любовь Хорьковы, Олег Ковшов, Алексей Павлов, Алексей Типтэй, Александр Колобов, Владимир Мангушев, Аркадий Дворжицкий, Евгений Маккавеев, Валентин Савельев, Юрий Шлейкин, Владимир Прунцев, Сергей Барышев, Лев Голубев, Анатолий Кобка, Евгений Рыбинский, Виктор Шарапов, Иван Александров, Николай Кирьянов, Виктор Степанов, Владимир Корнеев, Евгений Морозов, Виктор Павилайнен, командир областного штаба ССО Владимир Ушаков. Все мои товарищи остались преданы комсомолу, все проявили свои лучшие качества и стали прекрасными руководителями предприятий, общественными деятелями, вырастили детей, построили дома, посадили деревья, внесли достойный вклад в развитие славной Карелии.

 

Октябрь-2013г.-январь-2016г. Псков-Петрозаводск-Бологое-Москва.


Анатолий Александрович Иванов.
Почётный железнодорожник

 

©  2016. Все материалы данного сайта являются объектами авторского права. Запрещается копирование, распространение или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия правообладателя.

"Наше кредо:

открытость в общении,

прозрачность в работе,

хороший результат..."

Артур Викторович Манин