Анатолий Иванов об Алексее Маресьеве
К 100-летию со дня рождения НАСТОЯЩЕГО ЧЕЛОВЕКА, 
Героя Советского Союза Алексея Петровича Маресьева

               4 апреля 1942 года, в лесу под Валдаем, что в Новгородской области, недалеко от озера Шлино у деревни Плав, где шли ожесточённые бои на Северо-Западном фронте, был найден раненый советский лётчик Алексей Петрович Маресьев.
Уникальная биография летчика, его мужество, целеустремлённость, феноменальная сила духа вызвали восхищение у миллионов и миллионов людей всех стран мира. И сегодня, кто не забыл историю нашей Родины и чтит Героев, Маресьев служит примером для подражания. Тысячи молодых людей, попадавших в трудные, порой безвыходные ситуации, когда от отчаяния кто-то готов был сдаться, вспоминали лётчика с ампутированными ногами, сумевшего наперекор судьбе вновь взлететь в небо, чтобы крушить врага.
Я работал начальником Бологовской дистанции пути Октябрьской железной дороги. Наши дочери Оля и Саша ходили в железнодорожный детский садик. Тогда можно было уже с годовалого возраста без опаски отдавать детей в ясли и идти на работу. Дочери у нас родились почти одновременно — через год с небольшим, отчего были определены сразу в одну группу. Детишек принимала нянечка, приветливая добрая бабушка — Ольга Михайловна Сергеева. Каждое утро спешащие на работу родители отдавали детей в ласковые руки «бабушки Оли», и мало кто из них знал, что эти руки в суровом 1942 году спасали найденного в лесу у фронтовой линии летчика. Эти руки смазывали гусиным жиром перебитые и безнадёжно отмороженные ноги, отпаивали молоком истощенного молодого лейтенанта, ставшего потом Национальным Героем страны. Так случилось, что Ольга Сергеева-Вихрова жила в родительском доме в деревне Плав. Муж был на фронте. Через некоторое время на мужа придёт похоронка, и Ольга станет с малолетней дочерью молодой вдовой, как миллионы женщин того сурового времени.


***


                В прифронтовой полосе, несмотря на приближение врага, работали колхозы. Мужчины, годные к строевой, были призваны на фронт. Престарелый отец Ольги, Михаил Александрович Вихров, был председателем колхоза, в «подчинении» которого оставались женщины, дети да инвалиды. По соседству и жил такой инвалид — Сергей Малин. Это сейчас можно встретить молодого здорового мужчину с купленной справкой об инвалидности, который «законно» сидит дома, вместо того, чтобы один год (а не три и даже четыре года в послевоенную пору) с достоинством и честью отдать гражданский долг, отслужить в рядах Российской  Армии, защитников Родины. Малин был признан негодным к строевой и несмотря на тяжелое военное время, государство не считало возможным инвалида призывать на фронт. Таких людей в народе не гласно называли "белобилетниками". Прозвище было обидное, но главное ни кто из соседей или товарищей по работе не упрекал больного человека в дезертирстве, предательстве Родины. Всё было по Закону. Сергею Малину было около двадцати лет и он работал в колхозе. Но для самого  больного, звание «белобилетника» в те годы расценивалось как позорная кличка, от которой человек был готов наложить на себя руки. Таким же инвалидом, из под Ленинграда, из района Синявинских болот, с контузией в голову, с оторванными пальцами («мелочь» по сравнению с ампутированными ногами или руками), прибыл списанный по ранениям Александр Вихров, сын председателя колхоза и брат Ольги.
             Были и «беженцы». Из деревень, занятых немцами, старики уходили в партизаны, а кто не мог воевать по здоровью, перебирались за линию фронта к своим, помогая в колхозах ухаживать за скотом, работать в поле. По «ту сторону фронта» оставались родные дома, города и хаты, осквернённые фашистским присутствием.
Я жил и работал в тех краях и использовал уникальную возможность, чтобы съездить на место, где был совершен подвиг, восхищающий людей силой духа и воли, побуждающий верить в потрясающие возможности человеческого организма. Мы организовали поездку «по местам боевой славы», на это священное место, в один из выходных дней. Я взял сына Ваню, который тогда был ещё школьником и учился в седьмом классе.  Мне хотелось, чтобы он приобщался к великой истории наших отцов. Теперь он с гордостью рассказывает сверстникам, что встречался со спасителями А. П. Маресьева. Был в лесу на том месте, где нашли лётчика. В нашу группу вошла Лидия Ивановна Антонова, секретарь партийной организации Бологовской дистанции пути, которая также взяла с собой сына Владимира. Он был ещё и фотографом. Именно он сфотографировал запорошенную снегом памятную плиту на которой местные следопыты сделали надпись, к сожалению ошибочную из-за удалённости от военных архивов. Ребята ошибочно указали месяц спасения лётчика "февраль", исключительно по воспоминаниям тех людей, которые спасали лётчика. Теперь установлено, что А.П.Маресьев взлетел в тот исторический бой, в котором он оказался сбитым, не в феврале, а именно 5 апреля 1942 года. Потом, когда я в 1999 году, приду к А.П.Маресьеву в Комитет ветеранов на Гоголевском бульваре, он впервые увидит фото памятной плиты с ошибочной надписью. Рассматривая и с изумлением изучая ту любительскую фотографию, Алексей Петрович решил помочь нам и местным следопытам в установлении "истины". Он сразу обратил моё внимание на не точность даты и собственноручно написал на обратной стороне фотографии плиты: найден был 4 апреля 1942 г. Подтверждаю, 7 декабря 1999 г. И расписался, подарив мне уникальный памятный свой автограф. 
           Но не исключено, что и эта дата, окажется ошибочной. Алексей Петрович мог по памяти не точно  указать не день своего спасения, а день последнего взлёта на боевое задание, день в который он будет сбит фашистами. По некоторым данным, Маресьев и взлетел в тот исторический бой, не 4-го, а 5-го апреля 1942 года. В общем для сути вопроса, день-два разницы во взлёте, большой роли теперь не играют, но пунктуальным историкам и профессионалам-архивариусам возможно, предстоит  не мало покопаться  в архивах, что бы расставить все точки над i.
          Сергей Петрович Малин перебрался жить в те годы уже в город  Валдай. Там у своего дома он и рассказал нашей группе о поездке в лес за раненным лётчиком. Александр Михайлович Вихров остался жить в родительском доме, в деревне Плав, в том же доме, куда был привезен, и где потом отогревали, обмывали и отпаивали раненого летчика. Я записал их рассказы. Сейчас их уже нет в живых. Оба они умерли в девяностых годах прошлого столетия. В 1966 году Алексей Петрович Маресьев пригласит их обоих в Москву на свой юбилей — 50-летие со дня рождения. В кадрах официальной кинохроники сохранится запись встречи на Ленинградском вокзале взволнованного А.П.Маресьева и его спасителей А.М.Вихрова и С.П.Малина. А в Бологое жила сестра Вихрова, Ольга Михайловна, по книге «девушка Варя». Она на один год младше Маресьева, родилась в 1917 году. Из их рассказов дело было так.
            Один из эвакуированных жителей соседней деревни, которую занимали немцы, решил посмотреть, не сожгли ли его дом оккупанты. Лесными тропами он с малолетним сыном перешел линию фронта и тайно навестил свой дом. Возвращаясь обратно, он услышал стон и под елью увидел человека. Но подходить к нему не стал. А вдруг это притворившийся шпион. Ищет «языков» и т.д. Военная обстановка не позволяла расслабляться. Человек пришел к председателю колхоза М. А. Вихрову и рассказал о находке: «То ли раненый летчик лежит, то ли дезертир какой»...  У Вихрова в этот день была запряжена лошадь, он собирался в лес за дровами. Вместо дров пришлось ехать за стонущим человеком. Дома был комиссованный с фронта сын Александр. Сосед Сергей тоже напросился в сани, втроем и поехали в лес. Под елью действительно лежал «худющий» летчик в комбинезоне. Председатель колхоза строго спросил:
— Ты русский?
— Русский я. Русский. Меня сбили на самолете. Спасите…
— A нy, брось пистолет…
Это уже проявил активность невоевавший Малин. Маресьев знал, как знает любой, принимавший присягу, что по законам военного времени военнообязанный ни при каких обстоятельствах не имеет права выпускать оружие из рук. Но то была особая ситуация. Пожилой человек и два парня явно не походили на врагов, а пистолет в его руке не располагал незнакомых, но своих людей, к спасению. В обойме было три патрона. Два для врагов, один для себя. Потом, через 57 лет, в Москве, при нашей встрече с Алексеем Петровичем он, рассказывая об этом эпизоде, прихорашиваясь, особо надавил на слово «два». Дескать, двоих-то я точно уложу, а это в два раза (!) больше, чем я один… Офицеры в плен не сдаются. В ту секунду в сознании проскочила строка Михаила Васильевича Лермонтова «вот были люди в наше время, не то, что нынешнее племя… Богатыри…». Вялым движением Алексей отбросил пистолет.
          Далее рассказывает в объектив камеры Ольга Михайловна: «Привезли летчика в наш дом. На второй день истопили баню. Папа, (дед Михайло по книге) отнёс «на крукишках» Алексея в баню, где его хорошо отпарили, отмыли наросшую за две недели коросту. Переодели в деревенское чистое белье. Но ноги оказались перебиты и обморожены. «Белые, белые, как творог», — с деревенским колоритом рассказывал мне Александр Михайлович Вихров. Ольга перед войной успела окончить курсы медсестер и немного понимала в медицине. Она отпаивала молоком молодого офицера, смазывала ноги жиром. Знала, что истощённому человеку нельзя давать сразу много еды. Алексей стал называть ее Варей. Она спросила его: «Почему ты не называешь меня своим именем, Ольгой»? И Алексей сказал, что на родине у него в городе Камышин, осталась любимая девушка Варя.
Так в книге, а потом и в знаменитом фильме, появилась не Оля, а Варя. Через два дня, на третий, прилетел самолет за раненым летчиком. С тех пор Алексей Петрович так и не побывает на месте своего спасения, о чем жители деревни по-своему очень жалеют и сейчас. На месте, где был найден А. П. Маресьев, местные следопыты установили памятную плиту о которой упоминал выше.  На плите  крупными буквами, что бы видели проходящие люди написано:

 

Здесь, в феврале 1942 г.
после многодневной борьбы за жизнь,
был найден советский летчик
Алексей Петрович МАРЕСЬЕВ.

На плите указано «в феврале». Как уже говорилось, в различных источниках, в том числе в интернете, наблюдается большой разброс дат. Даже в Центральном музее Вооруженных сил, в экспозиции, посвященной подвигу Маресьева, указано, что 4-го апреля(!) 1942 года  а не 5-го, как теперь утверждется другими исследователями,   Маресьев был сбит. В день моей встречи с Алексеем Петровичем на Гоголевском бульваре, я покажу  фотографию той плиты, и он на обратной стороне фотографии собственноручно напишет:

Найден был 4. IV. 42 года.
Подтверждаю 9. ХП. 1999 года.

И поставит свою подпись. Пожалуй, эту свидетельскую «резолюцию», заверенную личной подписью А. Маресьева, можно бы считать убедительным доказательством даты его спасения. Теперь эта любительская фотография хранится у нас в доме, как редчайший раритет. К сожалению, эта дата оказалась  датой и моей последней встречи с легендарным летчиком. Но что сегодня молодежь знает о подвиге Маресьева? Вот уж воистину мы «Иваны, не помнящие родства»… С нами рядом жила мировая легенда, которой восхищался, да  восхищается и сейчас весь цивилизованный мир. И только мы решили вычеркнуть из памяти народной имя одного из самых уважаемых героев войны. Из школьных программ новыми руководителями министерства образования вычеркнута книга Б.Полевого "Повесть о настоящем человеке". Кто из нас теперь знает и может точно назвать место, где был найден летчик Маресьев? А знают ли наши молодые граждане, что лейтенант Маресьев, до своего падения, то есть с ногами, сбил 4 самолета, а после лечения и годового отсутствия на фронте с 1943 года сбил еще 7 (семь!) вражеских самолетов. Причем, в одном из боев на Курской дуге сбил за один день два самолета. (Опять же, по некоторым источникам, Маресьев сбивал в одном бою даже три вражеских самолёта). Но по всем источникам зафиксировано, что всего в послужном списке за Маресьевым числится 11 сбитых самолетов врага. Эта цифра на фронте даже здоровому лётчику составляла честь. 

***
Интересна история написания книги. Может, это кому будет полезно .
На фронт прибыл корреспондент Б. Полевой, он представлял  главную  газету страны, газету ЦК ВКП(б) Правду. Бои были в разгаре, и командир полка не знал, как «отвязаться» от настойчивого корреспондента. Беседовать было просто не с кем и никакой возможности. Но вот приземлился самолёт Маресьева. Он уже второй раз за день поднимался в воздух, и за два вылета сбил по одному самолёту. Командир полка решил в этот день не испытывать судьбу лётчика в третий раз.
— Иди к Маресьеву. Бери интервью у него.
Полевой описывает, что из кабины вначале вылетела «палка», потом полевая сумка, и как-то неуклюже, по-медвежьи, вывалился усталый человек. Они пришли в землянку. Маресьев сказал, что за каждый сбитый самолёт лётчику полагается пятьсот граммов спирта. Он пошутил, что один литр такого напитка для одного будет многовато и предложил Полевому угощенье. Вечером стали укладываться на ночлег. Маресьев, с сожалением, предложил Полевому пустующие нары, свободное место в его землянке. Два дня назад его товарищ погиб в бою. Полевой занял место, почти уснул, как услышал необычный грохот. Из под нар Маресьева торчали… ноги. Полевой не поверил глазам. Маресьев снял протезы и забросил их до утра под свою «спальную кровать». Сон как рукой сняло. Корреспондент газеты понимал, что встретил уникального человека, который без похвальбы воюет с врагом и даже сбивает самолёты, но без обоих ног. Он стал расспрашивать Алексея подробно о том, как в Валдайском небе был сбит, как полз 18 суток, как был спасён местными жителями. Всю ночь Полевой записывал в тетрадки рассказ Маресьева. Написал хороший, как ему представлялось, очерк в газету. Но очерк долго не выходит. Борис звонит редактору, кажется, это был Поспелов. Редактор с армейским юмором беззлобно спрашивает Полевого:
— Слушай, Борис, ты случаем не работаешь у Геббельса в помощниках? 
Понятно, что у Полевого после такой шутки «остановилось» и похолодело сердце.
— Что за вопрос? Что случилось?
— Понимаешь, Боря, совсем недавно этот враль Геббельс заявил, что Советы разгромлены, они уже в бой посылают стариков и инвалидов. Ты понимаешь, какой подарок мы сейчас сделаем этому Геббельсу? Давай отложим очерк до Победы. А потом мы книги о таких героях напишем.
       Объективно редактор был прав. Мы ныне любим смаковать над нашей историей. Кто-то скажет, опять цензура. Да, цензура. Правильно тогда поступил редактор. Не всё можно было предавать огласке в интересах страны, в глобальном масштабе. Книгу Полевой напишет в 1946 году, во время работы Нюрнбергского процесса. Она сразу станет любимой книгой для миллионов читателей, а Маресьев станет Национальным героем страны, символом мужества и силы воли. Кстати, тоже не все знают, что звание Героя Советского Союза А. Маресьев получил в 1943 году, до широкой известности, а не после выхода книги, как считают некоторые наши читатели. Печально, но факты своей героической истории мы безжалостно предаём забвению. В мире были попытки и других летчиков взлететь в небо без ног. Со слов Алексея Петровича, такие попытки предпринимали англичане, те же немцы, американский летчик без одной ноги пытался взлететь, но сбивать самолёты ни у кого не получалось.
       Я привез Алексею Петровичу в его кабинет на Гоголевском бульваре карту Валдайского района. Надо было видеть, с какой тщательностью Алексей Петрович отыскивал какое-то место. Оказывается, он определял место расположения полевого аэродрома, с которого он взлетел «тогда», 17 марта? 1942 года. Определив на карте примерное место бывшего аэродрома, Алексей Петрович заметно оживился и оставил мне еще один автограф прямо на той карте. Теперь я знаю военную тайну, строго засекречиваемую в годы войны, место расположения одного из боевых аэродромов Северо-Западного фронта…
        22 апреля 1998 г. День рождения В. И. Ленина. Но совпало так, что именно на этот день дал согласие на встречу в ЦДКЖ с железнодорожниками А. П. Маресьев. До этого Иван Иванович Родионов, Председатель Центрального совета ветеранов труда и войны железнодорожного транспорта МПС России, приезжал к нам в Московско-Рижскую дистанцию пути и рассказывал дорожным мастерам и инженерам о своей трудовой деятельности, о работе в годы войны начальником Бологовского отделения Октябрьской железной дороги. Я рассказал Ивану Ивановичу о моих встречах с участниками спасения Маресьева и поездках в деревню Плав Валдайского района. В то время Алексей Петрович был жив и здоров, и являлся Первым заместителем Председателя Центрального совета ветеранов вооруженных сил СССР, а потом России. Место, где нашли Маресьева, было на самой границе Новгородской и Калининской (Тверской) областей, на берегу озера Шлино, по акватории которого и проходила граница. Бологовские рыбаки и сейчас выезжают на рыбалку на это озеро. Я попросил Ивана Ивановича съездить в ЦС ветеранов Вооруженных сил и пригласить А.П.Маресьева к нам в дистанцию пути (!?) с рассказом о своём боевом пути. У нас была мечта отвезти Алексея Петровича в Плав и показать то место, где его нашли местные жители. Алексей Петрович почти согласился приехать в дистанцию, но в последний момент, как бы походя намекнул, что не откажется выступить и перед более «солидным» коллективом железнодорожников, если его пригласят  например, в ЦДКЖ. Это была удача. Иван Иванович обратился к министру Аксененко Н.Е. с предложением об организации встречи железнодорожников с легендарным лётчиком. Николай Емельянович сам был воспитан на патриотических подвигах советского народа, работал на Октябрьской железной дороге и моментально дал согласие на организацию встречи. Причем, запланировал своё участие во встрече.
       Я вновь съездил в Валдайский район, в деревню Плав, на то место где был найден умирающий лётчик.
 

Фото памятной плиты на месте где в апреле 1942 года (а не в феврале, как ошибочно указано) был найден А.П.Маресьев. В левом углу сверху Алексей Петрович оставил свой автограф на обратной стороне фотографии.
Иванов А.А. 11 апреля 1998 года в лесу у деревни Плав.  Под снегом видна памятная плита, установленная местными жителями с надписью о том, что здесь в феврале (в апреле)  1942 года был найден раненый лётчик А.П.Маресьев.  
Это было практически в те же дни, когда раненый А.П.Маресьев после падения в сбитом самолёте, ползком по заснеженному лесу пробирался через линию фронта к своим,  боролся за жизнь и был найден деревенскими жителями. Моя поездка состоялась 11 апреля 1998 года. В глухом лесу с высокими вековыми елями было много снега. Только на полянах были проталины в которых попадались красные ягодки брусники. Эти ягоды и листья бруснчника служили пищей Маресьеву в далёком 1942 году. Я как мог по-любительски снял на камеру видеофильм, который по сценарию встречи, должен был подарить А.П.Маресьеву. Мало кто знает, как трудно было организовать эту встречу. Алексей Петрович часто болел. В другие дни, когда он был готов к встрече, Дом культуры бывал занят. Было опасение, что встреча вообще не состоится…
         Н.Е.Аксененко выполнил обещание и тоже прибыл на встречу. В зале собрались около 500 железнодорожников. Ветераны, военные, работники Московской железной дороги, студенты и учащиеся. В Президиуме самые уважаемые железнодорожники, можно сказать, цвет железнодорожного транспорта того времени. Герои Социалистического труда Е.М.Чухнюк, В.Ф. Соснин, Герой Советского союза Е.А.Березовский, бывший министр МПС СССР Н.С. Конарев, заместители министра Ф.И. Шулешко, С.А. Пашинин, Н.М. Бурносов, В.Е. Бирюков — заместитель председателя Госплана СССР, И.И.Родионов, М.Н.Васильев — председатель совета ветеранов бронепоездов… 

 

Теперь на встречу пришли мои дочери Оля и Саша с мамой, Надеждой Ивановной. Оля и Саша по-детски рассказали Алексею Петровичу, что их воспитывала в садике бабушка Оля, та самая «девушка Варя», которая спасала его в далекой деревне Плав в 1942 году. Алексей Петрович обнял моих маленьких девочек и попросил передать привет бабушке Оле, Ольге Михайловне Сергеевой-Вихровой. Привет мы потом передали, а вот их встрече не суждено было состояться...

 

В зале ЦДКЖ 22 апреля 1998 г.  А.А.Иванов от имени ветеранов города Бологое вручил А.П.Маресьеву памятную картину (на заднем плане). После церемонии вручения Алексей Петрович (сидит)  и А.Иванов обменялись крепким рукопожатием. 
Памятная фотография моей семьи после встречи с А.П.Маресьевым. Слева на право: И.И.Родионов, дочь Саша, А.П.Маресьев, жена Надежда Ивановна, дочь Оля, А.А.Иванов. 22.04.1998 г. 

Николай Емельянович, вручая А. П. Маресьеву золотые часы, сказал:
— Я даже и думать не мог, что когда-нибудь пожму руку такому замечательному Человеку. Елена Мироновна Чухнюк от имени всех железнодорожников преподнесла Маресьеву большой букет цветов.
В своём выступлении Алексей Петрович поблагодарил железнодорожников за тёплую встречу, сказав при этом под бурные аплодисменты, что вот меня железнодорожники уже второй раз приглашают на такую встречу. Первый раз я здесь выступал в…1947 году, вот теперь через 50 лет вновь пригласили.
Сотни железнодорожников, ветеранов, в зале впервые видели живую легенду. Мы засняли эту встречу. Получился хороший фильм. Алексей Петрович минут тридцать стоял на трибуне, рассказывал о войне, о подвиге, о послевоенной жизни. Мы предложили этот фильм показать по ТВ. О Боже, лучше бы нам не знать этого. Работники из Останкино не только не «ухватились» за эту идею, как мы наивно полагали, но кощунственно предложили заплатить за показ этого фильма сумму, по расценкам рекламы, по самому большому тарифу… Ведь они прямо отказать не могли.
        Вот и «свобода слова». Вот и «отсутствие цензуры»… Конечно, разве можно по телевизору на всю страну рассказывать о Героях, о Настоящих людях?! Ведь после этого молодые парни бросятся силу воли воспитывать, Родину защищать захотят, будут снова мечтать стать летчиками.  После торжественного собрания железнодорожники попросили А. П. Маресьева сфотографироваться с ним на память о встрече.
Безусловно, в каждой отрасли народного хозяйства есть и будут свои герои, выдающиеся ученые, спортсмены, артисты, военные. Но как сегодня мало мы знаем о них? А ведь только в среде железнодорожников сотни и тысячи героев. О каждом из них можно создавать фильмы, писать книги. Кто-то уже ушел из жизни и с этих фотографий, но рассказывать мы о них обязаны, гордиться такими людьми должны. Помнить о героях, передавать в поколениях память о них наш долг. Иначе мы уподобимся Иванам, не помнящим родства.
Ветеранам очень понравилась встреча с А. П. Маресьевым, которую мы с И.И.Родионовым все же организовали и провели, и они пригласили меня «молодого» с ними сфотографироваться. Эту фотографию газета «Гудок» три года подряд будет публиковать в празднование Дня Победы, 8—9 мая. Храню видеофильм о встрече. Придут времена, Родина будет знать Героев в лицо. По ТV покажем фильм. Железнодорожникам разошлём, фильм хороший, познавательный, патриотичный.
***
             2001год. 18 мая. Я назначен и работаю начальником Ряжской дистанции пути, которая структурно входила в состав Московско-Рязанского отделения Московской железной дороги. Готовимся к празднованию 85-летия А.П. Маресьева. Многие из старшего поколения даже не знают, что А.П.Маресьев жив, здоров и работает Первым заместителем председателя Всероссийского комитета ветеранов. Молодые люди школьного возраста, студенчество вообще не знают кто такой Маресьев. Это результат изъятия из школьного образования военно-патриотической литературы, всякого упоминания о героях Великой Отечественной войны. В школах не изучают ныне романы Николая Островского "Как  закалялась сталь",  Александра Фадеева "Молодая Гвардия". Руководители министерства образования посчитали и "Повесть о настоящем человеке" Бориса Полевого вредной для молодёжи, так как после прочтения повести миллионы ребят захотят быть сильными духом, не бояться трудностей. Юноши захотят брать пример и быть похожими на Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Павла Корчагина, Александра Матросова. Молодые люди по мнению таких руководителей могут брать пример с Героя лётчика, который не пал духом  после ампутации ног, нашёл в себе силу воли что бы вновь встать в строй. Ведь став после лечения лётчиком, Маресьев вновь взлетел в небо  стал сбивать самолёты и бить врага.  
          А.П.Маресьев родился 20 мая 1916 г. Я решил устроить встречу Ольги Михайловны Сергеевой, «девушки Вари» с Алексеем Петровичем. Они не виделись 59 лет. Поразительно, но Ольга Михайловна еще и железнодорожница. Все годы после войны она отработала нянечкой в нашем железнодорожном детском садике №5 Бологовского отделения Октябрьской железной дороги. А перед уходом на пенсию, нянчила и воспитывала моих дочерей Олю и Сашу. Чтобы выполнить формальности, обратился к руководству Московско-Рязанского отделения с просьбой разрешить на служебной «Волге» привезти из Бологое Ольгу Михайловну Сергееву. Она уже в преклонном возрасте и на поезде приехать не может. Тем более, потом ехать в метро! Ольга Михайловна согласилась ехать в Москву, только при условии, что её будет сопровождать в пути молодая и очень обходительная соседка Мирослава Дурда-Зинина. Мирослава уже несколько лет ухаживает за Ольгой Михайловной как за своей матерью.  А расходы? Легко сказка сказывается, но не может старый человек на свою скромную пенсию выехать в Москву. Исполняющий обязанности начальника Московско-Рязанского отделения в тот момент, ныне Вице-президент ОАО "РЖД" Павел Алексеевич Иванов не на шутку удивился. Как, ещё жива та «девушка», которая ухаживала за легендарным лётчиком? Я рассказал Павлу Алексеевичу о моих встречах с Маресьевым, о поездках в деревню Плав, о встрече Маресьева с железнодорожниками в ЦДКЖ в 1998 году. Чувствовалось, что Павел Алексеевич как представитель ещё не старшего, но среднего поколения тоже озабочен снижением уровня военно-патриотического воспитания среди молодёжи нашей страны.  
— Это не розыгрыш? — не без удивления спросил ещё раз Павел Алексеевич — и подписал разрешение.
На «Волге» привезли Ольгу Михайловну из Бологое в Москву. По дороге сделали отановку перед Москвой в Химках на рубеже остановки врага, рвущегося в 1941 году в нашу столицу. У знаменитого памятника противотанковой обороны "Ежи" Ольга Михайловна остановилась и надолго задумалась. Мы прошли к мемориальному холму. Она с большим воодушевлением ехала на встречу в Москву: «Ай, посмотрю-ка я на Лешку… Был он такой худющий, когда привезли из леса…» Но встрече не суждено было состояться.
В театре Российской армии, где были назначены торжества собрались гости и ветераны. Представители СМИ, корреспонденты уже знали, что в зале находится главная гостья, та самая "девушка Варя", которая спасала Маресьева в первые дни после того, как умирающего лётчика привезли на санях из леса. Полный зал гостей собрался поздравить великого летчика с юбилеем…
         Сердце Алексея Петровича не выдержало именно в этот день. Он умер за час или два до начала торжества в театре. Празднично одетые люди, ветераны Вооруженных сил просто ахнули, а многие заплакали, когда к сидящим в зале обратился ведущий, известный актёр Марусев, и грустно объявил: «Уважаемые товарищи! — он трогательно произнес забытое теперь слово «товарищи», — к большому сожалению, Алексей Петрович… умер». Переполненный зал зрителей был шокирован. Мы с Ольгой Михайловной Сергеевой-Вихровой сидели в первом ряду. По сценарию предполагалось, когда выйдет А. П. Маресьев, нам предстояло подняться на сцену. Я должен был представить Ольгу Михайловну и второй раз за последние пятьдесят девять лет «познакомить» летчика с его спасительницей. На сцене стоял в сборе настоящий самолёт. Сверкал зелёной краской с пятиконечной звездой на фюзеляже. Самолёт специально привезли из музея авиации в Монино. Этот самолёт американский, «Кобра», именно на нём хотел летать Маресьев к концу войны. По сценарию Алексей Петрович мог «потрогать» руками самолёт, а при желании и посидеть в кабине. В тягостном раздумье мы поднялись с Ольгой Михайловной на сцену. Рядом с Ольгой Михайловной стояла бескорыстная и обаятельная Мирослава. Теперь спасительницу Маресьева 1942 года,  надо было саму поддерживать 2001 году. В руке Ольги Михайловны была стариковская палочка. Мы подошли к самолёту, Ольга Михайловна положила на крыло букет цветов, которые предназначались Алексею Петровичу. Камеры TV, кино, снимали единственного оставшегося в живых свидетеля спасения будущего Национального героя страны, человека, подвиг которого вдохновлял миллионы людей на преодоление трудностей, воспитания стойкости духа, силы воли, мужества. У Ольги Михайловны брали интервью, но она сквозь слёзы сожалела, что не удалось повидаться с Лёшей, не удалось передать ему привет от жителей деревни, и не удалось пригласить его в деревню, посетить места, где он боролся за жизнь и где был спасён.
Потом операторы патриотической киностудии «Крылья России» поедут в Валдайский район. Не скрываю гордости, что мои усилия железнодорожника пригодились авиаторам. Я встретил полное понимание молодых ребят и девчат о важности рассказа подлинных событий той страшной войны. Эти ребята действительно «ухватились» за тему Маресьева. Рад, что наше дело нашло продолжение. Генеральный директор студии Викулин Сергей Петрович и исполнительный директор студии Губина Наталья Ивановна, направили операторов по моим рассказам в Бологое, Валдайский район. Они найдут деревню Плав, место, где был спасён лётчик, вновь запишут рассказ Ольги Михайловны, уже в «спокойной» обстановке скромной квартиры хозяйки. Теперь кадры этого фильма показывают ко всем военным праздникам, особенно по каналу «Звезда». Осталось организовать «тропу» Маресьева. Люди должны знать героические места нашей Родины.
Похоронили А.П.Маресьева на Новодевичьем кладбище. У меня взял интервью 1 канал ОРТ, и я предложил организовать «Тропу Маресьева». Фактически я повторил своё выступление в ЦДКЖ, в котором высказал идею создания мемориала Маресьева. Я говорил тогда и всегда повторяю свои предложения. Суть моего патриотического предложения в том, чтобы место, где был найден легендарный летчик, было также известно, как село Михайловское, где творил Пушкин, как Байконур, откуда взлетел Гагарин, как Бородино, где бился фельдмаршал Кутузов. Почему «дом сержанта Павлова» в Волгограде сохранен, а про место падения лейтенанта Маресьева практически никто не знает? Это место может, должно быть центром военно-патриотического воспитания молодежи. Там можно и нужно устраивать всероссийские слеты туристов, следопытов, поисковиков… Ведь ещё не найден, не вытащен из болота тот самолет, на котором был сбит Маресьев.
Ольга Михайловна рассказывала, что сразу после войны из тех болот вытаскивали самолеты. Их было поднято несколько штук. Но… все с летчиками. «Ребятки как сидели в кабинках, так там и оставались». Самолеты поднимали вагами, веревками. И из каждой кабины вытаскивали по одному, а то и по два мальчика… Все они были белые-белые. Болото хорошо сохраняло тела погибших ребят. Ольга Михайловна с такой материнской жалостью говорила о тех героях, что ни разу не назвала их по официальному — летчиками, солдатами, военными. Для неё все они оставались мальчиками, ребятками, сынками. Так вот, самолета «без летчиков», с пустой кабиной поднято не было. Где этот самолет?
Вот вам, следопыты, поле для благородной деятельности. Сколько тайн еще хранят поля нашей брани? Раскрывайте эти тайны. Одно только прикосновение к этим тайнам, только посещение этих святых для нормального человека мест, вызовет у вас такие патриотические чувства, такие мысли, от которых моментально слетает любой налет скабрезности, с человека сметается всякая мишура примитивного поведения. Человек в тех местах очищается… Печально, но и Ольга Михайловна умерла осенью 2007 года. Теперь не осталось живых свидетелей спасения Маресьева. Но остались фильмы, документы. Жизнь продолжается.
***
В 2010 году Московское отделение Октябрьской железной дороги организовало поездку молодых железнодорожников к месту, где был найден советский летчик А.П.Маресьев. Я вновь выехал с группой молодых людей к этому священному месту, рассказал о всех участниках той спасательной операции. 
В 2016 году исполняется 100 лет со дня рождения А.П.Маресьева. Юбилей человека-легенды, его исторического подвига, совершенного простым, но НАСТОЯЩИМ человеком нашей Родины полагаю должен всколыхнуть наше новое общество и общественное сознание народа. Подвиг А.П. Маресьева органично вошел в историю страны, стал достоянием народа. Но очень хочется, чтобы об этом достоянии знали потомки, помнили своих героев, учились и воспитывали детей своих на примерах подвигов своих предков. Для этого в масштабах страны не требуется огромных затрат. Предлагаю вновь вернуть в школьную программу изучение книги Б.Полевого "Повесть о настоящем человеке". Место, где был найден раненый Маресьев превратить в музей военно-патриотического воспитания под открытым небом. На этом месте, в районе деревни Плав построить оздоровительный комплекс, центр реабилитации военнослужащих, ставших инвалидами во время исполнения боевого задания, при исполнении служебного долга, тяжёлых заболеваний  личного состава вооружённых сил страны. Это будет скромная дань памяти человеку который своим подвигом перевернул в мире представление о возможностях человека, его силы воли и духа.
 
Анатолий Иванов, Почетный железнодорожник.
2016 год,   Москва-Бологое.


 

©  2016. Все материалы данного сайта являются объектами авторского права. Запрещается копирование, распространение или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия правообладателя.

"Наше кредо:

открытость в общении,

прозрачность в работе,

хороший результат..."

Артур Викторович Манин